0

Оборотень: Апокалипсис Волчьи Пути

oboroten apokalipsis volchi puti - Оборотень: Апокалипсис Волчьи Пути

Легенды Гару:

Сказка о Май-Кохе

Вендиго Лунный Вой смотрел на тех, кто прибыл на великое вече. Около трех сотен Гару собралось здесь для праздника. Во время него также рассматривались различные вопросы и ставились проблемы, которые разные племена намеревались решить. Великое вече также определяло судьбу людей на следующий год и политику действия по отношению к ним. Великая охота уже подошла к концу, и на вече исполнялись огненные танцы.

Лунный Вой во всем этом не принимал никакого участия. Он был уже стар, и ритуалы охоты на духов и огненных танцев были явно не для него. Хоть над великим вече и сияла полная луна, она не воодушевляла старого волка, предпочитавшего время убывающей, уже не полной  луны – время возрастания его духовных сил. Он был любителем дорог и путешествий, и являлся старейшим галлиардом среди Вендиго.

Теперь его задачей было учить щенков, рассказывая им, что было, как это случилось и что могло произойти, будь всё иначе. Никто не просил его рассказывать – этого было не нужно.

Горящие глаза, отражавшие свет костра, мерцали красным во мраке. Не все глаза принадлежали щенкам – Лунный Вой считался источником великой мудрости для многих из племени, а не только молодежи.

Лунный Вой медленно и плавно поднялся на все четыре ноги. Как только он встал, то выпустил из себя зверя, как делал так много раз прежде. Его конечности стали удлиняться, тело и голова стали толще, а морда сплющилась. Через несколько секунд он стоял перед всеми в форме хомида. Стоит отметить, что форма обезьяны гораздо лучше подходила для его нынешних целей.

Он взглянул на собравшееся племя. Он улыбнулся, или, скорей уж обнажил зубы в гримасе приветствия. Из уважения, никто приветственно не взвыл на его улыбку.

Лунный вой уже выбрал щенков, которые могли помочь ему изобразить свою историю. Одним властным движением головы он вызвал их вперед. Они немедленно поднялись, и десять волчьих лап замерли перед галлиардом в ожидании. Они ждали с нетерпением, встопорщив хвосты от волнения и высунув языки. Это была действительно великая честь – быть вызванным на церемонию Танца Теней перед костром самим великим галлиардом Лунным Воем.

Безо всяких дальнейших преамбул Лунный Вой начал сплетать свою историю. Заглянув в саму свою суть, он обратился к духу Геи и призвал Дар, который сделал бы щенков актерами в его повествовании.

Через несколько минут концентрации, когда надо всем великим вече повисла тишина, Лунный Вой начал говорить на языке Гару. Как только он заговорил, щенки начали двигаться под строгим контролем галлиарда, полностью иллюстрируя его историю.

– Я расскажу вам о древних временах, когда волк мирно сосуществовал с человеком. С того времени уже сменилось десять поколений. Я говорю о нашем племени Родичей – индейцах, что были коренным народом этого континента до прихода Принесших Вирма. Многие из Вендиго сосуществовали вместе с индейцами – советовались с ними, охотились с ними, вместе защищались от врага. Мы имели общее потомство, и кровь наша была сильна. Постепенно, однако, Вирм распространил свою заразу с восточного побережья до западного, раздаваясь вширь, подобно гулким волнам в озере. Поезда извергали дым, железные дороги загрязняли землю своим существованием, мучительно изрезав Гею. А затем нашему взору явились и проклятые автомобили.

Союзники Вирма – Пиявки, вампиры, играли в свои войны, где одна бескостная человеческая пешка противостояла другой. Эти омерзительные существа были одними из тех, кто мог наиболее свободно распространять свою скверну.

И Вирм узрел, что индейцы являлись угрозой его существованию. Здесь были люди, которые уважали Вильд и почитали священный образ великой матери, Геи. В прошлом наиболее великие индейские шаманы выступили против Вирма и успешно одолели всех его приспешников, сорвав все их попытки укрепиться на континенте. Вирм помнил, как Северная Америка была нашей, и как племена Уктена, Вендиго и Кроатан пришли вместе с севера, чтобы победить его. Он считал, что мы задолжали ему слишком много.

Вирм сумел успешно повлиять на умы многих людей, что вновь прибывали на материк. Священные насыпи были разрушены, договоры нарушены, тысячи были убиты. Злобные духи нападали из Умбры на шаманов-лекарей. Многие индейцы погибли, другие же объединились с Великим Осквернителем, сдавшись из отчаяния, так как их загнали в резервации. Вендиго были изгнаны назад на север, откуда они пришли много веков назад.

В это время у одной матери-одиночки было три щенка, и все они носили кровь Гару. Так много Гару в одном поколении даже в те времена было редкостью и являлось добрым предзнаменованием. Все трое вместе проходили священный Обряд Перехода и были неразделимы. Некоторые другие Вендиго путешествовали вместе с ними, формируя стаю.

Эти трое были:

Бредущий-В-Темноте, теург и могущественный мастер духов. Он осмеливался совершать путешествия очень глубоко в Умбру – и даже в некоторые царства за ее пределами. Он сказал, что многому из того, что он видел, не имелось свидетеля среди Гару – ни тогда, ни после.

Воющая-На-Луну, арун и величайшая воительница своего поколения. Никто не мог выстоять против нее, и многие прислужники Вирма бежали в страхе перед ее яростью, не желая рисковать перед ее сверкающими зубами и когтями.

Перекати-Поле, галлиард, но тот, кто сражался так же хорошо, как выл. Он был тем, кто путешествовал по Великой Равнине, распространяя вести о Гару и информируя любого, кто слышал его голос.

Этим троим было по тридцать лет, когда Перекати-Поле в очередной раз прибыл в стаю с вестями. Племени индейцев навахо угрожало странное существо. Это создание, которое навахо называли Май-Кох, имело человеческий облик. Некоторые индейцы утверждали, что он был колдун, другие – что оборотень. Он привел множество деревень в ужас, требуя дань со всех пределов, где распространялось его злое влияние.

Те, кто выступал против Май-Коха, были обнаружены мертвыми. Тела некоторых были чудовищно разодраны, как будто побывали в лапах какой-то огромной птицы. У других было вырвано горло. Начали поговаривать нехорошие вещи, кое-кто утверждал, что Май-Кох был в сговоре с Гару. Они сказали, что мы, Вендиго, предали наш священный долг перед племенами.

Навахо и то, что осталось от прочих племен, пребывали в страхе перед Май-Кохом. Белый человек нанес им удар извне, а теперь колдовская тварь вырезает их изнутри.

Уже тогда стало ясно, что индейцы должны были разделить судьбу тех, кто поносил нас, волков. Белый человек и его машины распространяются быстро, но Вендиго принесли присягу защищать индейцев. Двенадцать членов стаи все как один поклялись отправиться в обитель навахо и уничтожить Май-Коха. Стая покинула свою территорию и выдвинулась по Великой равнине на юг. Впереди всех неслись те, о ком я уже говорил – Бредущий-В-Темноте, Воющая-На-Луну и Перекати-Поле.

Они находились уже недалеко от логова Май-Коха, когда стая подверглась атаке. Большие черные звери, напоминающие наших двоюродных братьев-койотов, но в несколько раз больше, выскочили им навстречу. Несмотря на то, что врагов было четыре к одному, Гару бесстрашно встретили их. Однако огромные звери были не просто койотами. Это были звери-фоморы, койоты, отдавшиеся Вирму. Они обладали множеством странных сил. Одни плевались ядом, другие извергали из глаз огонь, а третьи пели Темную Литанию.

Битва началась. Воющая-На-Луну бросилась вперед, ее когти сверкали серебром в свете Луны. Ее касание несло смерть зверям-фоморам, и скоро дюжина мертвых тварей валялась у ее ног. Ее серебряные когти, Дар аруна, наполняли агонией ее собственное тело, но она стойко выносила боль.

Бредущий-В-Темноте призвал к себе мощь Геи, и земля восстала против фоморов. Он произнес слово власти, и духи ветра обратились против мерзких отродий, сокрушая их подобно урагану.

Большим зверям была неподвластна сила ума Перекати-Поле. Он сбросил одних с каньона, вызвав лунный мост и закрыв его, когда твари поднялись на него, а других заманил под лавину.

Бой продолжался несколько часов. Фоморы боролись яростно и беспощадно. Луна прошла свой зенит и опустилась, когда битва наконец подошла к концу.

Из двенадцати членов стаи семеро погибли.Но они забрали вдвое больше с собой в смерти. Воющей-На-Луну пришлось выкапываться из той кучи трупов, которую она навалила, убивая врагов.

Оставшаяся стая отправилась дальше. Они знали, что повстречали младших слуг Май-Коха. Тем не менее, месть за павших и ненависть к Вирму гнали их все дальше.

Вскоре они прибыли в деревню, где обитал Май-Кох. Стены поселения, окруженные каньоном,  возвышались перед ними, но все молчало. Не было слышно ни одного человеческого голоса. Те, кто не бежал или был убит, оставались в тишине за стенами, боясь показаться.

Приняв облик хомида, Перекати-Поле вошел в поселение и проник в ближайший дом. Войдя внутрь, он обнаружил «храброго» воина, который спрятался под одеяло, съежившись и дрожа, словно был ребенком, которого напугал ночной кошмар.

– Чего же ты боишься, человек? – спросил воина Перекати-Поле.

Сначала тот не захотел отвечать. Но Перекати-Поле был гибок на язык и осведомлен о путях людей. Используя свои Дары, он сумел убедить человека рассказать о том, что он видел. Тот весь трясся и дрожал, когда говорил. Он утверждал, что у Май-Коха глаза есть везде, что вороны и койоты являются его слугами, что поддавшийся скверне лекарь, его слуга, может заставить храбрейшего человека стать беспомощным, как ребенок, перед своим взором.

Перекати-Поле продолжал внимать ему. Мужчина рассказал ему, что Май-Кох живет в пещере на самом верху каньона. Также он сообщил, что от его племени осталась толькло половина. Другие бежали либо были убиты. Те, кто умер, до сих пор бродят по деревне, их души взывают к мести против Май-Коха.

Перекати-Поле успокоил его, как мог, пообещав, что деревня либо будет освобождена, либо Гару умрут, пытаясь сделать это. Он вышел из дома и заговорил с Бредущим-в-Темноте.

– Май-Кох находится на самом верху каньона. Он убил многих, и человек говорит, что их духи по-прежнему бродят в этом месте.

Бредущий-В-Темноте ничего не сказал – он был так же тих, как Перекати-Поле был разговорчив. Тем не менее, он понимающе кивнул, ибо уже знал, что надо делать.

В форме кринос он поднял руки перед собой и сосредоточил свою энергию. Взвыл ветер, вздрогнула земля. Гару с удивлением смотрели, как человеческие души племени навахо сплелись в воздухе над тем местом, где стоял Бредущий-В-Темноте. Они закружились в него в яркий мигающий водоворот искаженных образов.

– Можете ли вы помочь нам? – обратился к духам Бредущий-В-Темноте.

– Дайте нам силу, и тогда мы сможем отомстить существу, приведшему нас в столь плачевное состояние! – взвыли духи.

Когтистые пальцы Бредущего-В-Темноте сложились в индейский символ «Да будет так». Вихрящееся облако духов стало подниматься к жилищу Май-Коха.

Когда они поднялись, Май-Кох наслал на них своих слуг, ворон. Как и койоты, эти вороны были запятнаны скверной Вирма. Это были грубые, искаженные существа, и с их клювов капал яд.

Призраки и вороны столкнулись, и началась великая и причудливая борьба. Скверна ворон была настолько велика, что их слюна достигла Умбры, и многие духи вспыхнули и пропали в диких воплях. Тем не менее, они яростно наступали, и немало ворон попадало на землю – их оскверненные жизненные силы были выжжены яростью мятущихся душ. Свидетели удивительного зрелища, Гару смотрели, как Бредущий-В-Темноте направляет духов против слуг Май-Коха.

Последний дух сгинул, ввязавшись в схватку с последним же мерзким отродьем. Оба они упали на землю перед Гару, и дух рассеялся, душа была освобождена за пределы Умбры – его заслуженная награда.

Воющая-На-Луну первой коснулась лапами пути, ведущего наверх. Яркий свет Луны вспыхнул в ее глазах, когда она начала подъем. Бредущий-В-Темноте и Перекати-Поле устремились за ней, а следом и остальные Гару.

Они почти достигли верхней части каньона, где находилось жилище Май-Коха, как вдруг на Воющую-На-Луну набросилось огромное существо, перемахнув через край обрыва. Удивительно – оно не имело запаха и было абсолютно бесшумно – арун не замечала его до момента атаки. Впрочем, удивление ее длилось всего мгновение – она немедленно кинулась навстречу зверю.

Существо, с которым она столкнулась, оказалось огромной ящерицей, также изуродованной влиянием Вирма. Тело твари имело длину нескольких волчьих, а вес был вдвое больше, чем у Воющей-На-Луну в ее форме хиспо. Ее сверкающие зубы, подобные иглам из слоновой кости, сочились сукровицей.

Воющая-На-Луну бесстрашно встретила чудовище. С великим шумом и ревом двое сшиблись в безумной борьбе. Другие Гару были вынуждены просто смотреть, ибо тропа была слишком узкой для того, чтобы по ней можно было пройти за пределами схватки. Попытаться пройти сейчас или ввязаться в бой означало попросту быть сброшенным с обрыва вниз противоборствующими силами.

Перекати-Поле наблюдал за ходом схватки и боялся, что они потеряют Воющую-На-Луну. Эти двое сцепились в смертельной схватке. Воющая-На-Луну старалась не замечать окровавленные рваные раны, которыми покрылось ее тело от когтей ящерицы. Через несколько минут противостояния она почувствовала, что силы сторожевого зверя Май-Коха неисчерпаемы, а ее собственные все истощаются. Ее ярость подавляла слабость и боль от ран, но она знала, что отнюдь не неуязвима. Каждая рана, которую наносил страж, все больше лишала ее сил.

Решившись, Воющая-На-Луну бросилась к горлу твари в яростном прыжке, распахнув пасть. Ее зубы вонзились в плоть сторожевого зверя. Задние лапы изо всех сил драли шкуру чудовища, пока она пыталась вспороть его горло.

Сторожевой зверь издал чудовищный вой, но безрезультатно. Он дрожал и скрипел зубами, пытаясь ухватить Воющую, но ничто не могло поколебать железную хватку аруна. Кровь монстра текла рекой.

Наконец Воющая-На-Луну предприняла последнее судорожное усилие, разгрызая глотку твари. Сторожевой зверь осел и рухнул на тропу. Она выплюнула плоть существа изо рта, отказываясь дать ему испортить ее больше, чем необходимо. Плоть умершего существа по-прежнему несла в себе заразу Вирма.

Гару продолжили подниматься вверх по тропе. Она привела их ко входу в пещеру, откуда виднелся тусклый свет от огня. На пороге возникла фигура рослого человека, облаченного в одеяния знахаря навахо. Невозможно было ошибиться – пятно скверны лежало на нем, укрепленное сырой энергией злобы, и все это ясно почувствовали. Воющая-На-Луну, Бредущий-В-Темноте и Перекати-Поле прошли в пещеру. Знахарь не произнес ничего, но в глазах его плескался зловещий неестественный свет.

Перекати-Поле был застигнут врасплох, когда один из членов стаи, его товарищ, набросился на него с тыла. Тот среагировал быстро, одним движением вспоров горло Гару. Когда тело падало, он успел заметить, что глаза у того стали черные, налившись тьмой. Так или иначе, знахарь обладал властью, которая заставляла других исполнять его волю.

Воющая-На-Луну бросилась вперед, но человек взглянул на нее, и воздух стал сгущаться вокруг аруна. Ей показалось, что время вокруг нее замедлило свой ход и она падает в бесконечность.

Бредущий-В-Темноте, знавший о силе знахаря, обратился к своей силе, пытаясь призвать духов камня и воздуха, что обитали в пещере. Однако тот уже связал духов своей волей, и они не смогли ответить теургу.

Перекати-Поле боролся с подчиненным знахарем членом стаи. Двое других Гару пришли к нему на помощь, но новый слуга знахаря боролся с поистине демонической силой. Тем не менее, Перекати-Поле сумел сбросить его с себя. Тот отскочил, а затем набросился на другого члена стаи. Оба впились зубами друг в друга – и в следующий миг вместе сверзнулись с обрыва.

Перекати-Поле наконец обратил внимание на то, что происходит с его товарищами. Воющая-На-Луну не могла шевельнуться под взглядом знахаря, а Бредущий-В-Темноте был не в состоянии вызвать духов – своих постоянных союзников.

Перекати-Поле смотрел на знахаря, окруженный мятущимися тенями от пещерного огня, глаза его сияли силой – он осознал слабость служителя Вирма. Бросившись вперед, он сорвал челюстями факел и швырнул его в лицо кодуну.

С криком омерзительное существо упало, ошеломленное и временно ослепшее. Освободившись, Воющая-На-Луну рванулась вперед. Опомнившись окончательно, она перестала ощущать давление воздуха вокруг, вызванное колдовством.

«Основная мощь знахаря заключается в его взгляде», – пронеслось в голове у Перекати-Поле.

Он сменил форму на хомид, став из волка человеком. Галлиард сунул руку в сумку и извлек оттуда осколок зеркала. Он шагнул навстречу приходящему в себя колдуну и направил осколок зеркала ему в лицо, заставляя смотреть себе в глаза.

Сила знахаря столкнулась не с противником Гару, а лишь со своим отражением. Темная мощь служителя Вирма отразилась назад, и мерзкое существо упало на каменный пол пещеры, хватаясь за глаза.

Стая смотрела, как из глаз знахаря струились слезы из крови и гноя. Его же собственная сила сразила его.

Через несколько секунд знахарь был уже мертв. Довольный, Перекати-Поле убрал осколок зеркала обратно в сумку и возвратился в волчью форму.

Остальные члены стаи обнаружили туннель, который неуклонно вел вниз, взрезая стену ущелья. Его стены не были ни природными, ни рукотворными. Казалось, какое-то огромное существо попросту прогрызло себе дорогу сквозь стену каньона. Гару начали спуск вниз.

Их путь не был легким. Духи, связанные Май-Кохом, шли им навстречу, пронзая их души. Некоторые из них были духами навахо, иные – белые люди, без разбора убитые Май-Кохом, были даже духи их членов стаи, которые погибли в пути. Но Гару продолжали идти вперед, зная, что Вирм потерял много слуг, и потеряет еще больше, если они достигнут успеха в своей миссии.

Наконец они вошли в огромную пещеру, которая уже находилась глубоко под землей. Ее прорезал подземный поток, в котором проплывала большая рыба. Она была бледной, практически белой как мел, глаза ее были слепы, а на спине сидели какие-то маленькие прозрачные существа.

В пещере было очень жарко, как среди прерий под полуденным солнцем. Гару почувствовали, что они очень близки к мрачному источнику скверны. Поистине велика была мощь Вирма в этом месте.

Гару осмотрелись. Ни запах, ни внешний вид пещеры не могли создать каких-либо подозрений, но где-то на периферии своего восприятия все ощущали, что поблизости скрывается великое зло.

Оправдание их ощущений не заставило себя ждать. Когда хозяин пещеры наконец раскрыл свое присутствие. Внезапно в воздухе раскрылась черная дыра, и из нее вышел человек. Он протиснулся через отверстие из мрака с таким видом, будто шагал через зыбучие пески.

Май-Кох носил одежду белых людей, жесткие бесцветные одеяния, которые носили губители природы, пересекшие равнины. Он не выглядел грубо, не производил никакого негативного впечатления, но каждый Гару ощущал скверну в нем. Мощь текла через него из недр этого места – и возвращалась обратно. Поистине он был силой, с которой нельзя не считаться.

Он посмотрел на оставшихся четырех Гару, что вошли в его владения, и рассмеялся. Он улыбнулся им, будто в дружеском приветствии.

– Ну и что это тут у нас? Что же привело вас сюда, поклонники Геи? – спросил он. – Вы ищете свою погибель в этом месте? Сколько еще из вас должно умереть, прежде чем вы наконец присоединитесь к нашему делу? Мир умирает вокруг вас. Слуги моего хозяина есть повсюду, и ваше время, увы, давным-давно прошло. Лучше присоединяйтесь к нам, как ваши товарищи – Танцоры Черной Спирали.

Воющая-На-Луну сплюнула при упоминании племени Гару, имя которого было запрещено произносить, племени, которое предало защитников Геи и перешло на сторону врага. Она осторожно стала сдвигаться вперед, опасаясь силы Май-Коха.

– Гея еще не пала! – рявкнула она на него. – Мы тверды, сильны и упорны, как и Великая Мать. Пока хоть один Гару ходит по земному лику Геи, вы никогда не достигнете триумфа.

– Но мы его достигнем! – воскликнул Май-Кох, поднимая руки. – Уже многие носители вашей крови, волки, умирают вокруг вас, они гибнут тысячами! Совсем немного нужно для того, чтобы возродить старые страхи людей. Они еще помнят, как боялись вас, как вы убивали их, ограничивали их, управляли ими! Они просто в массовом порядке присоединятся к нам, заманить их к себе займет совсем немного усилий. С каждым последующим поколением численность ваша уменьшается. Многие из вас презирают наши пути, но Танцоры – не просто члены одного племени, присоединившегося к нам. Другие из вашего племени тоже ощущают нашу силу, и многие другие представители вашего рода также присоединяются к нам каждый день.

– Хватит! – зарычала Воющая-На-Луну. – Как хочешь, но это всего лишь пораженные скверной слабаки. Нам намного лучше без них, да и они в конце концов встретят смерть от наших клыков! Собирайте своих слуг, людишек, они все равно умрут, и даже если Владычество должно возвратиться, пусть будет так. Мы готовы отдать наши жизни ради защиты Геи.

– Мы знаем, что вы все равно не сможете отказаться от пути, ведущего к нашему хозяину, Великому Осквернителю. А теперь настало время вам сдохнуть!

И тут Воющая-На-Луну бросилась к врагу через оставшееся расстояние. Ее товарищи понеслись следом за ней.

Со смехом Май-Кох вытянул руку и сотворил жест силы. Воющая-На-Луну сменила форму на хиспо в тот момент, когда луч нечестивого зеленого света поразил ее, отбросив назад. Перекати-Поле и Бредущий-В-Темноте уклонились от сестры, но ее тело налетело на другого Гару. Под ударом тела Воющей-На-Луну у несчастного с тошнотворным звуком хрустнула кость, образовав трещину, и тот тоже оказался не в состоянии сражаться.

Два брата пошли на Май-Коха. Перекати-Поле крался исподтишка, тогда как Бредущий-В-Темноте наступал открыто. Они оба резко бросились вперед и вцепились в руки и ноги Май-Коха. С восторгом тот снова рассмеялся.

– И это у Геи такие слабые защитники? – спросил он. – Да, она должна быть уничтожена, и с такими стражами это произойдет намного раньше!

С этими словами он отбросил двух Гару со сверхъестественной силой, не вяжущейся с его легким телосложением. Они были отброшены, но немедленно вскочили на ноги. Воющая-На-Луну наконец тоже встала, а рядом с ней, шатаясь, поднялся другой Гару, стараясь не переносить вес на сломанную ногу. Все четверо осторожно начали приближаться к Май-Коху.

– Ну же, идите все сюда! – раскинул руки Май-Кох. – Встречайте наконец свою смерть!

Перекати-Поле двинулся первым, пытаясь отвлечь внимание Май-Коха таким образом, чтобы он открылся для остальных. Со зловещим жестом тот направил руку в сторону галлиарда, сосредотачивая свою силу. Из нее вылетела стая огромных жалящих насекомых, которая немедленно целиком облепила Перекати-Поле. Их жвала вгрызлись в его мех. Тот яростно начал вертеться, но не смог сбить с себя тварей. Они роились над ним, создавая огромные раны в его плоти. Он получал повреждения быстрей, чем мог их вылечить силой Гару. Насекомые стали вползать в раны, прежде чем они смогут зажить.

Другие Гару с ужасом смотрели, как Перекати-Поле был пожран изнутри. Черные насекомые вырвались из его рта, глаз и ушей, яростно прогрызая плоть. Сражаясь до последнего, Перекати-Поле наконец упал на землю. Мертвый.

Потрясенные смертью своего брата, Воющая-На-Луну и Бредущий-В-Темноте оглянулись друг на друга в шоке. Яростно взвыв, они одновременно кинулись на Май-Коха.

Тот легким движением вытянул руку и схватил Бредущего-В-Темноте за горло. Другой рукой он отбил бросок Воющей-На-Луну. Несмотря на легкость его движения, аруна отбросило через всю пещеру.

Май-Кох посмотрел в глаза Бредущего-В-Темноте. Он улыбнулся, и тело теурга медленно начало меняться. Его плоть против воли приняла форму хомида.

И Май-Кох засмеялся от радости, сильней сдавив теперь человеческое горло. С резким, болезненным звуком горло Бредущего-В-Темноте треснуло, как сухая щепка. Служитель Вирма отбросил его труп в сторону и направился в сторону Воющей-На-Луну.

Сзади раздался вой все еще стоявшего Гару. Раздраженный, Май-Кох вынужден был развернуться, подвергшись действию Дара – Зова Вирма. Он сделал было шаг, затем небрежно отмахнулся от влияния силы Гару. Однако этого было достаточно. Из своих последних сил Воющая-На-Луну поднялась на ноги и протаранила Май-Коха. Они вместе слетели вниз и упали рядом с подземным потоком. Она впилась зубами в горло Май-Коха и стала вспарывать его грудь когтями. Они вновь налились серебром, и она со всей силы загоняла их в плоть врага. Другой Гару неуклюже приблизился и встретился взглядом с Май-Кохом. Крича от боли, слуга Вирма схватил руками горло Воющей-На-Луну и начал сворачивать шею изо всех своих чудовищных, но угасающих сил. Ее шейные мышцы напряглись, но она уже не ощущала, как ее голову медленно пытаются выкрутить задом наперед.

Ее шейная кость раскололась одновременно с тем, как она сжала челюсти с последним свирепым усилием. Оба создания умерли в объятиях друг друга.

Последний оставшийся в живых из стаи медленно отполз назад. На несколько минут воцарилась тишина. Затем Гару поднял голову к потолку пещеры и завыл Панихиду По Павшим – последний плач своим погибшим товарищам. Эхо повторило ее и разнесло по всем туннелям…

Лунный Вой оглядел поляну. Щенки, исчерпав свои силы после исполнения истории, тяжело дыша, лежали на траве.

– И так случилось, что могущественный служитель Вирма оказался повержен. Правда, было много смертей, и большая стая оказалась уничтожена. Тем не менее, эта жертва была необходима. Помните, все вы, что мы должны быть готовы отдать свою жизнь, чтобы одолеть Вирма. Гея просит не меньше нас.

И с этим Лунный Вой покинул вече. Он принял форму волка и захромал в сторону леса. За ним зазвучал Гимн Славы – все Вендиго стремились воздать должное его повести и подвигам Гару, которые сражались так много лет назад.

 

Введение

Волк считался и ненасытным убийцей, и священным воином. Его как почитали, так и презирали. Думаю, так осталось и до сих пор.

– Рене Аскинс, основатель Волчьего Фонда (июль-август 1992)

Единственный способ поладить с волком – это убить этого сукина сына. Волк не является для меня символом всего. Волк – порочный хищник…

– Пит Стори, бывший сенатор штата Монтана (июль-август 1992)

Волк – животное, которое оказало очень значительное влияние на человеческую культуру. Волки фигурируют в сказках и сагах на протяжении тысячелетий. Большинство европейских культур изображают волка как хитрого лживого убийцу без совести, однако восточное общество всегда отображало волка в своей мифологии в довольно благоприятных тонах.

Волк играет огромную роль в мировоззрении людей, по крайней мере, жителей Запада. Хотя по статистике (Говорят, что статистика – это третий тип лжи; обидно, но звучит явно не в пользу волков – прим. пер.) количество нападений волков на людей просто микроскопическое, большинство людей склонно полагать, что волк является порочным человекоубийцей. Когда человек думает о тиграх и львах, они представляются ему как нечто далекое, обитающее где-то в джунглях. Звучит смешно. Волк же – убийца, зверь, который вроде бы скрывается в дикости и в то же время может быть у вас под дверью. Мифология оборотня придает его образу крайне негативные, насильственные черты. Кино и литература об оборотнях продолжают пользоваться популярностью и по сей день, и, безусловно, внесли свой вклад в плохую интерпретацию волчьего образа для людских умов.

В массовом сознании именно волчья сторона оборотня отвечает за смерть и разрушение. Этот неуловимый зверь идет на штурм вех цивилизации и социальных устоев.

На самом деле волки почти исчезли в Соединенных Штатах, а также в большинстве других частей мира. Наносимый человеческим обществом ущерб, основанный на разрыве метафизической связи между человеком и животным, приводит к исчезновению волков. Как правило, человек охотился на них с особой жестокостью, как на самых опасных и кровожадных зверей, несмотря на чрезвычайно преувеличенные сообщения о нападениях волков на людей.

Возможно, некоторые люди признают, что в волках есть что-то хорошее, хоть большинство и стремится отрицать подобные сентиментальные заявления.

В этой книге мы немного стараемся исправить «плохой» образ волка в лучшую сторону, показать благородные черты.

Игра Диким Гару

Отыгрыш Гару, принадлежащего к породе люпусов, рожденных волками и мыслящими в рамках волчьего социума, действительно может стать проблемой. Мало у кого есть проблемы с тем, чтобы изобразить Гару породы хомид, да и метис находится все же достаточно близко к человеку, чтобы не создавать особых проблем при отыгрыше персонажа. Однако большинство людей может испытывать неудобства с ролью Гару из семейства волков.

Люпусы редко имеют какие-то социальные связи относительно людей и не могут приобретать дополнение Ресурсы. В некотором смысле они более ограничены, чем другие персонажи Гару. Люпус не может иметь высокое значение в Познаниях и никогда не сможет достаточно хорошо слиться с человеческим обществом, чтоб не привлечь внимания. Если Гару стали вымирающей породой, то люпус поистине является персонификацией их дальнейшей судьбы из-за истребления волков. Вообще волчья линия Гару слабеет, что отрицательно сказывается на численности люпусов в племенах Гару.

Но зачем же тогда играть люпусом?

Оборотень дает вам уникальную возможность принять точку зрения существа, стоящего к природе ближе, чем к человеку – во всех смыслах. Не выходя за пределы своего воображения, и погружая себя в роль разумного, мыслящего животного, вполне реально получить возможность понять, что вообще означает быть человеком, и обнаружить, что пропасть между человеком и природой на самом деле не так уж велика, как может показаться поначалу. Мы искренне надеемся, что эта книга даст вам основание для того, чтобы думать как волк и действовать так, как поступил бы волк.

Если вы играете люпусом Гару, пытайтесь уловить некоторые черты, характерные для него и придающие ему некоторую чуждость относительно человеческого мышления. Ваши приоритеты как люпуса будут разительно отличаться от тех, что характерны для хомидов. Многие люпусы приходят в ярость от вызванных людьми разрушений, от того, что они вредят природе и являются основной причиной вымирания волков. Мало люпусов симпатизирует тем людям, которые стремятся к «прогрессу», что представляется им как нечто непонятное и абстрактное. Они всегда считают, что жизнь детей Геи важней какой-то там работы и карьеры.

Помните, что большинство люпусов считает людей наибольшей угрозой для Геи. Вирм представляет опасность, но люди – его основные слуги и распространители, даже если и сами не понимают этого. Многие люпусы вообще уверены, что не будь людей, то и Вирм бы не представлял вообще никакой угрозы. Они полагают, что если людей стереть с лица земли или хотя бы вернуть Владычество, то скверне Вирма будет положен конец. И вполне возможно, что они правы…

Кроме того, несмотря на осквернение природы, люпусы остаются ближе всех к матери Гее из всех трех пород. У них есть высокий Гносис, и их способности тесно связаны с самой природой. В игре, где основное действие происходит на дикой природе, люпус является самым эффективным бойцом, а из всех Гару им легче всего совершать путешествия в Умбру и бороться с множеством угроз, которые могут быть встречены там.

Игра люпусом Гару поистине является самым высшим выражением Оборотня в плане борьбы с теми, кто губит природу. Люпусы Гару являются аватарами самой природы, которые наносят удар против того нарушения баланса, который человек вызвал на этой планете.

Тема

Страна величия, обитель Марса,

Трон королевский, сей второй Эдем,

Против зол и ужасов войны

Самой природой сложенная крепость,

Счастливейшего племени отчизна.

– Шекспир, Ричард II

Основной темой для породы люпусов в хронике Оборотня является, конечно же, пробуждение природы для самозащиты. В частности это конфликт между человеком и природой – он всегда выдвигается на передний план. Эти два аспекта нашего мира отчаянно нуждаются в примирении и согласовании своих действий для сохранения баланса. Также имеет место быть огромный социальный барьер между люпусом и двумя остальными породами. Для других пород люпус – почти чужеродный вид, даже возможность принимать одну и ту же форму не дает стимула к пониманию друг друга.

В отличие от хомидов и метисов, люпусы имеют по-настоящему глубокую связь с Матерью Геей, чем остальные никогда не смогут обладать, да и возможно, что не поймут никогда. Две другие породы же обычно сконцентрированы на рациональном мышлении, дающем им представление о том, что происходит. Люпус же всегда примет как есть все, что произошло, даже если событие абсурдно или пугающе, и не станет тратить время на то, чтобы осмыслить это, а немедленно приступит к действиям.

Настроение

И вновь тяжелая тьма летней ночи

Накрыла своим пологом древесные корни…

– Накацука Иппекиро

Атмосфера должна выделять именно тему волчьего бытия, где позиция люпуса обретает вдвое большее значение и для образа, и для сюжета. Для хомидов здесь следует погружение в атмосферу мистики и таинственности. Мрачный лес – это нечто странное и чуждое. Его обитатели и их поведение являются частью жизненного цикла, который был разработан природой долгие эоны назад – и самое главное, избавлен от участия людей. Здесь образы леса и волков являют собой что-то иррациональное, необъяснимое и страшное…

Но для персонажей-люпусов дикая природа – дом родной. Для них это нисколько не таинственно, но привычно и порой даже чудесно. Волк является диким существом, представляющим собой неотъемлемую часть бытия, запланированного Геей. Кажется, что город является некой отдельной частью гобелена реальности, которая для волка лишена смысла и является, по сути, отражением мышления Ткачихи. Дикий лес сильно резонирует с бытием города и совершенно несовместим с ним. Люпус, оказавшийся далеко от природы, начнет угасать и чахнуть, ибо, хоть он и является отдельным физическим лицом, он также по-прежнему неотъемлемая часть дикого мира. Он не может уйти от своей сути.

Названия

Далее необходимо небольшое пояснение, которое некоторые нашли бы нелепым и очевидным, но оно на самом деле важней, чем кажется.

В этой книге слово «волк» предназначено для обозначения животного – естественного и реального для нашего мира. Термин «люпус» означает Гару, который был рожден волком и соответственно применяется для обозначения породы оборотней. Во избежание путаницы напомним, что термин «хомид» относится к породе Гару, рожденных от людей, а само слово «человек», разумеется, применяется по отношению к нормальным (не Гару) людям.

 

 

 

 

 

 

Глава Первая:

Рожденный Волком

Огромная собака

Возникла из великой

Июньской темноты.

– Мицухара Шуоши

Люпусы могут поведать о происхождении своих предков, волков. Они утверждают, что корни их наследия уходят в глубины тысячелетий, что они были одними из первых созданий Геи, ступавших по лику земли.

Современный волк (canis lupus – волк обыкновенный) является членом отряда млекопитающих, известных как мясоеды или плотоядные. Он является дальним родственником таких плотоядных животных, как медведь, лиса, койот, енот, гиена и ласка, и относится к семейству псовых (canidae). Люпусы очень не любят, когда им напоминают о том, что такие «жалкие» создания, как енот или гиена, являются родственниками волков. Несмотря на факты, они имеют тенденцию воспринимать подобное как оскорбление.

Как и большинство хищников, волк обладает незаурядным умом. Любой, кто видел, как енот открывает кошачью дверцу или собака выполняет трюки, может подтвердить, что этот вид животных может обучаться и адаптироваться к окружающей среде с поразительной скоростью.

Биологи, сведущие в происхождении волков, утверждают, что раньше волк был менее развитым видом плотоядных, потому что раньше и охота для этого зверя была проще. Его эволюция двигалась параллельно с развитием таких копытных животных, как олень и лось. Пребывая в одной экосистеме, они находились в постоянном взаимодействии, адаптируясь для бега на длинные дистанции: один рожден спасаться бегством, а другой – вести погоню. Приспособление к миграциям и сокращениям популяций способствовало выработке новых, более сложных инстинктов.

Люпусы знают, что волки всегда преследовали добычу, что им предназначена судьба совершенных охотников на этой планете. Они уверены, что Гея сделала ими такими, какими они являются сейчас, что их предки никогда не были ничем иным, кроме как плотоядными зверями.

Считающие себя интеллигентными хомиды порой оказываются сбиты с толку эволюцией волков – одна из ранних, более древних форм волков очень напоминала хиспо, или «полуволка». Эти хомиды по-прежнему слабо пытаются объяснить способность Гару изменять форму как результат саморазвития, а не как дар Геи, веря, что формы Гару на самом деле следуют общей картине эволюции. Учитывая, что хиспо, по сути, волк с человеческими чертами, получается серьезное расхождение с реальным эволюционным учением.

Конечно, менее интеллигентные и более рациональные хомиды полагают, что подобная точка зрения слишком очеловечена и не имеет никакого отношения к заветам Геи. Очевидно, что научное учение об эволюции не имеет никакого отношения к возможным связям человека с волком – человек является потомком обезьяны и не может иметь связей с эволюционной тропой волков.

Люпусы редко задумываются о подобных проблемах, ибо споры об эволюции – явно не их сильная сторона. Они знают, что Гея одарила их, и им совершенно плевать на их происхождение – гораздо больше их заботит дальнейшая судьба.

Происхождение

Большинство считает, что волки возникли на североамериканском континенте тысячелетия назад. Племена, такие как Серебряные Клыки и Теневые Лорды, пришедшие к власти в Европе и Азии, оспаривают данную точку зрения. Они считают, что Евразия является домом первых волков.

Несколько особенно глупых Серебряных Клыков считает, что волки и Гару развивались одновременно. Это позволяет им считать, что все они ведут свое происхождение от первых волков, что весьма потворствует их гордыне. Большинство других Гару понимает, что оборотни просто не могли существовать до того, как на Земле появились первые люди – человек и волк в Гару неразделимы.

Тем не менее, волки распространились по всему миру.  Когда племена Уктена, Вендиго и Кроатан эмигрировали в Северную Америку, они обнаружили, что здесь уже есть волки, которые умудрялись выживать долгими темными ночами, когда на континенте безраздельно правил Вирм.

 

Стая

Большинство существ, которые охотятся на крупных животных, весят столько же, сколько и их жертвы, или охотятся в стаях. Волки относятся ко второму типу. Хотя стаи с количеством до тридцати и больше волков существуют, в среднем их намного меньше – от семи до десяти членов в стае.

Одной из причин для небольших размеров стаи является распределение территории между ее членами, необходимой для выживания каждого волка. Одному зверю требуется как минимум десять квадратных километров охотничьих угодий, чтобы ему хватало пищи. Поэтому стае из десяти волков необходимо около сотни километров пространства, а территориальные ограничения существовали всегда. Всегда есть вероятность того, что волку не хватит пищи на имеющемся участке. Из-за этого уровни темпов воспроизводства и смертности постоянно меняются, влияя на численность популяции… а смерть альфы может вообще привести к распаду стаи.

Еще один фактор, который влияет на размер стаи – распределение продуктов питания между ее членами. Поскольку сильнейшие члены стаи едят первыми, всегда должно оставаться достаточно пищи, чтобы и остальные могли поесть.

Волчья стая обычно формируется вокруг центральной пары – альфа-самца и альфа-самки. Волки спариваются в конце зимы. Самка рожает щенков – как правило, шестерых. Щенки не начинают путешествия с родителями до наступления следующей осени. Они должны оставаться со стаей на зиму, чтобы научиться охотиться. Половой зрелости они достигают только в возрасте двух лет, поэтому остаются в стае еще один зимний сезон спаривания.

Многие половозрелые волки остаются в стае, занимая положение беты в подчинении основателей стаи. В конце концов, возникает соперничество за составление пар. Стремление найти новую компанию (особенно противоположного пола) или невозможность прокормить каждого волка в стае за счет имеющейся территории нередко становится стимулом для беты покинуть стаю и создать уже свою собственную. Таким образом, цикл Матери Геи начинается заново.

Мать Гея ограничивает численность стай и другими методами. Размер новой стаи в среднем составляет семь волков (сформировавшаяся пара, плюс от пяти до дюжины новорожденных щенков и один годовалый). Болезни, ограниченность продовольствия, озлобившиеся человеческие охотники и многие другие факторы могут погубить половину стаи, если не всю сразу.

Обычно в волчьих популяциях самок и самцов примерно поровну. Иногда в одном помете могут быть в основном самцы – возможно потому, что самец наиболее вынослив и агрессивен. С другой стороны, агрессия становится результатом их частой гибели. Кроме того, волки-самцы больше склонны к миграции, поэтому численность полов в стаях более-менее сбалансирована, а одинокие волки, как правило, являются самцами.

Социальная структура волков стремится сократить численность помета. Когда в стае присутствует переизбыток членов, развивается соревнование за более предпочтительных партнеров, таких как альфа-самка. Впрочем, есть и волки, которые не участвуют в подобных социальных конфликтах, так как занимают крайне низкую позицию в стае – омега. Самцы обычно выживают в больших количествах, чем самки, что ограничивает размножение.

Так как большинство люпусов Гару взяты из стаи в подростковом возрасте, они редко участвуют в соревновании за половых партнеров. Многие, вернувшись в стаю, удивляются, впервые открыв для себя такое явление, как соперничество членов стаи за внимание альфы.

Волки достигают подросткового возраста быстро и ярко пылают в это время огнем жизни. Большинство волков имеет срок жизни в десять лет, хотя некоторые доживали до шестнадцати – но не всем дано умереть в спокойной старости. Когда в волке проявляется кровь Гару, цикл старения замедляется самым радикальным образом – влияние человеческой стороны оборотня берет свое.

Миграции

Когда территория становится не в состоянии поддерживать стаю (скорей всего попросту прокормить), она начинает мигрировать. Переход может произойти и по многим другим причинам, которые могут оказаться незаметными для человека. Например, появление особо вредных паразитов в мясе убитых жертв может вынудить стаю отправиться на поиски места, где пища не заражена. Кроме того, некоторые волки, связанные с Гару, могут ощутить принуждение Матери Геи отправиться куда-то. Другим покажется непонятной причина таких миграций, но люпусу невозможно объяснить это ощущение для метисов и хомидов.

Такая миграция может вызвать проблемы. Люпус, пройдя Первое Изменение, может обнаружить, что его стая уже далеко переместилась от ранней стоянки, и он может ее потерять. Люпусы всегда стремятся следовать всюду за своими Родичами, тогда как хомиды имеют тенденцию тащить своих Родичей за собой в своих путешествиях, либо вовсе оставлять их на произвол судьбы.

Молодой волк

Юные волки достигают половой зрелости в возрасте около двадцати двух месяцев. До того, как волку исполнится год, его принято считать щенком, следующий год – годовалым, затем уже взрослым.

За три недели до родов будущая мать роет нору. Иногда она занимает и увеличивает норы других животных. В большинстве случаев она выбирает участки рядом с пресной водой.

Волки спариваются зимой, беременность длится около шестидесяти дней, так что роды могут состояться в любое время от марта до начала июня. Когда самка рожает, процесс занимает от одного до восьми часов, Новорожденные щенята слепы, глухи и весят около фунта.

Глаза щенка открываются спустя двенадцать дней, а слышать он начинает спустя двадцать. В этот период щенки начинают вставать на лапы, ходить, рычать и грызть что ни попадя. Время от времени они будут выходить из логова и бродить в округе в поисках интересностей. Если щенок забредет слишком далеко, мать немедленно его отыщет и вернет в нору.

В это время щенки начинают свое знакомство с волчьей социальной структурой. Все начинается с распределением доминирования среди выводка. В течение следующих десяти недель или около того щенки образуют между собой прочные эмоциональные связи. Волки, взятые к себе людьми, будут приспосабливаться к своим «хозяевам» в подобной манере.

Спустя примерно десять недель социальные связи укрепляются окончательно. Это способствует тому, чтобы члены стаи оставались со своими близкими и подозрительно воспринимали других волков. Нарушение подобных связей очень часто огорчает молодых люпусов, которых забирают из стаи после Первого Изменения.

В это же время волчьи щенки начинают учиться охоте. Волки не имеют врожденного потенциала к убийству. Скорей они просто рождены с талантом научиться убивать. В природе взрослые полностью поощряют подобные тенденции, которые приводят к полноценному развитию охотничьих навыков, но даже прирученные людьми волки вполне способны научиться охотиться.

Щенки теряют молочные зубы примерно через шестнадцать или двадцать шесть недель. До достижения этого времени они не способны сразить свою добычу. После того, как у них вырастают взрослые зубы, щенки начинают путешествовать вместе со стаей. Обычно это происходит поздней осенью или ранней зимой, и еды в это время мало. Щенки должны оставаться со стаей, чтобы обучиться охоте.

Социальная структура

Волки существуют в иерархии доминирования, которую человеческие социологи называют неофициальной. Стая состоит из двух основных линеек, разделенных по половой принадлежности. Доминантой каждой является альфа. Стая чаще всего (но не всегда) формируется вокруг основной пары – альфа-самца и альфа-самки.

Следом за альфа идут другие волки, расположенные в порядке доминирования. Волк подчиняется тем, кто выше, и командует теми, кто выше. Никогда два волка не могут быть на одном уровне доминирования.

Иногда альфа-самец не производит потомства с альфа-самкой, и тогда его место может занять другой, нижестоящий волк. Тем не менее, альфа-самец по-прежнему остается вышестоящим в стае.

Горе нижестоящему волку, если он попытается просто так спариться с альфой стаи. По крайней мере, он будет выгнан из стаи, а скорей всего даже убит без пощады. Многие люпусы Гару оказались изгнаны из своей стаи по такой позорной причине, после чего были вынуждены бродить в одиночестве до момента своего Первого Изменения.

Волк, занимающий самый низкий ранг в стае, часто становится козлом отпущения. Чаще всего он обретается с самого края стаи и питается тем немногим, что остается после обеда остальных. Если он вплотную приближается к стае, сородичи могут отогнать его и даже искусать.

Существуют три исключения из этого социального порядка. Первое – несовершеннолетние, щенки и годовалые. У них есть свой собственный порядок доминирования, который не зависит от пола. Люпус Гару часто оказывается наверху данной иерархии еще до своего Первого Изменения.

Вторым исключением является изгой, или одинокий волк. Как правило, это старый или больной волк, неспособный нормально охотиться, часто уже затравленный другими членами стаи. Они часто следуют за своей стаей на расстоянии, не подходя слишком близко. Другие путешествуют по территориям других волков, питаясь мелкой дичью и падалью.

Третье исключение составляют Гару. Они выходят за рамки иерархии, хоть и редко возглавляют стаю. Однако другие члены стаи подчиняются им безоговорочно. Господство Гару превалирует даже над сексуальным доминированием.

В некоторых случаях более чем один Гару живет в волчьей стае. Это тот случай, когда Гару и его дети возвращаются, чтобы жить в стае. Это также происходит, когда родитель Гару возвращается в стаю, чтобы жить со своим отпрыском.

В этих случаях отдельный порядок доминирования (как у щенков) не имеет места быть, Гару создают свою собственную иерархию, которая стоит выше, чем иерархия волчьей стаи. Эта иерархия не делится по половому признаку, и нередко самки Гару возглавляют самцов. Гару, находящийся на самом низу социальной лестницы, все равно находится выше любого обычного волка.

Изредка не являющийся люпусом Гару присоединяется к стае, чтобы завести потомство от волков. Он автоматом попадает на высшую позицию социальной структуры Гару. Но если в стае есть люпус Гару, то может возникнуть борьба за превосходство. Обычно лидером признается люпус, а другой Гару может в конце концов опуститься на самый низ иерархии и в дальнейшем вовсе выгнан из стаи.

С подходом брачного сезона соперничество в стае нарастает, выливаясь в ряд конфликтов, где самцы также ведут борьбу за свои привилегии. Соперничество может проявляться и в борьбе между Гару, если в стае присутствует больше волков одного пола.

Гару, являющийся вышестоящим, как правило, спаривается с альфой противоположного пола, ведь это приведет к появлению лучшего потомства. Это как правило, но не всегда – в редких случаях Гару может спариться и с омегой, если заметит какие-то признаки, которые помогут улучшить породу.

Порядок доминирования определяет, какие «привилегии» получает каждый волк. Альфа-самец всегда ест первым. Кроме того, он не может принимать пищу от младших по рангу волков и охотится сам. Волки кормятся от его добычи один за другим по рангу.

Доминирование всегда определяло первенство. Альфа решает, когда начинать охоту, и всегда бежит к добыче впереди всех, нанося первый удар. Он также берет на себя ответственность по обороне стаи от враждебных волков или чего бы то ни было еще.

Альфа управляет стаей путем странного сочетания демократии и абсолютной тирании (монархии?). Альфа действует независимо от других членов стаи, но они все равно оказывают влияние на его или ее поведение. Например, если они устают, он не станет заставлять их двигаться дальше. Но другие члены стаи привыкли всегда во всем полагаться на альфу.

Такие позиции доминирования никогда не постоянны. Если альфа-самец вольно или невольно оставляет стаю, то ее возглавляет бета, волк, идущий за основным лидером в иерархии. Даже если исходный альфа возвращается в стаю, он уже не будет лидером.

Определение доминирования является предметом постоянной деятельности в стае, жесткой иерархии для этого не существует. В спокойные времена конфликтов за статус возникает мало. Когда происходит что-то новое, волки начинают активней бороться за позиции в стае. Такие события могут включать в себя смерть или инвалидность вышестоящего волка (необязательно альфы), нехватку пищи или принятие новых членов стаи.

Общение

Волки имеют достаточно простые и удобные средства общения, основанные на движениях. При общении они полагаются на три органа чувств – зрение, обоняние и слух. Зрение играет самую важную роль. Выражение морды и положение хвоста (в вертикальном положении «трубой», кольцом или зажатый между ног) являются ключевыми показателями и могут сказать о многом. Тем не менее, очень большую роль играет поза – например, резкие приседания, крадущийся шаг (преследование и угрозы нижестоящему), опускание носа к земле и перебирание ногами на месте (дружественный жест по отношению к вышестоящим) или открывание груди и брюха, валясь на спину (жест пассивного подчинения).

Запах является другим важным средством общения, распространенным как при общении между членами стаи, так и между разными стаями. Среди членов стаи обычно общение обонянием завязано на голове, шее и анально-генитальной области. Обнюхивание головы, как правило, дружественный акт, направленный на показание расположения альфы по отношению к нижестоящему волку.

Альфа также метит свою территорию, чтобы обозначить границы владений стаи. Если другая стая зайдет в эту местность, она почует запах и покинет ее. Волки метят свою территорию либо помочившись, либо просто покатавшись по земле или снегу, чтобы остался их запах.

Большинство люпусов Гару также используют запахи меток. Если же они проживают в септе с другими Гару, особенно хомидами, те часто возмущаются тем, что люпусы мочатся где ни попадя, как собаки. Люпусы, конечно, не слушают хомидов, считая их глупыми.

Третий способ общения – естественно, голосовой. Знающие люди знакомы с разным звучанием волчьего воя. Нытье, лай, рычание – также способы общения, означающие знаки подчинения или доминирования. Но вой играет, пожалуй, самую основную роль.

Крики Гару имеют свой исток в волчьем вое. Призыв К Охоте, Зов О Помощи, Проклятие Позора – все образовано от волчьего воя.

Другие крики Гару служат различным особым целям. Обычные волки не в состоянии осознать весь их смысл, но могут понимать общую концепцию.

Охота

Это торжественный обмен между волком и его жертвой, поглощение плоти добычи и последующая благодарность ее духу. В этом есть свой священный смысл. В этом состоит обычай. И это то, что происходит только между волками и видами их основных жертв. Они – источник священной пищи.

– Барри Хольстен Лопес, «О Волках И Людях».

Волки охотятся в первую очередь с раннего вечера до полудня. Но, как правило, они не любят жару, и в летнюю пору они наоборот, бродят в вечерние часы. Зимой они охотятся и днем, и ночью – из-за нехватки пищи.

Размер стаи также варьируется от сезона. Во время поздней весны, лета и осени щенки не в состоянии путешествовать. В этом случае волк в поисках пищи может забредать аж за двадцать-тридцать километров от логова.

Зимой и ранней весной стая путешествует без каких-либо ограничений, исключая пересечение границ чужой территории. В зависимости от различных обстоятельств, волки могут преодолевать до сорока пяти миль за день.

Волки – хищники, и их пищеварительная система идеально подходит к их рациону. Их режим питания аналогичен «пиру во время чумы» – волки едят при любом удобном случае, съедая столько, сколько смогут, ибо при существовании в дикой природе никогда не известно, когда удастся поесть снова. Также время от времени они сохраняют остатки пищи – для того, чтобы прокормить юнцов. Если все волки насытились, они делают все возможное, чтобы сохранить остатки пищи для следующего потребления.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *